Федеральное Государственное Бюджетное Учреждение Культуры
Учредителем и собственником имущества Госфильмофонда является Российская Федерация
Особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации
  • Новости

Николай Бородачев: «Сейчас Госфильмофонд является самым крупным правообладателем в мире»

- Чем Госфильмофонд отличается от других киноколлекций? 

- Во-первых, тем, что Госфильмофонд внесен в Книгу рекордов Гиннеса. Во-вторых, насыщенностью кинотехнологического оборудования. Ни одна фильмотека мира не может похвастаться таким оборудованием, как у нас. В-третьих, научными кадрами. Все они – люди высококвалифицированные.

В конце прошлого года в газете «СК-Новости» был подробный отчет о нашей работе, в том числе, социальной. Нет очереди на жилье – мы резервируем квартиры для молодых сотрудников, которые приезжают к нам работать. У нас самые большие заработные платы в сфере культуры. С этого года мы начали поддерживать детей-первоклассников наших сотрудников, выделяем средства на приобретение учебников и т. д. А подросшие дети учатся в высших учебных заведениях за счет Госфильмофонда. За последние десять лет мы подготовили свыше 40 специалистов, которые получили высшее образование в Санкт-Петербургском университете кино и телевидения, ВГИК и других вузах. 

- Что еще было сделано в социальном плане в минувшем году? 

- Многое – Госфильмофонд всегда помогает кинематографистам. Например, на второй день после того, как в Крымске произошла катастрофа, был отправлен груз с продуктами питания, одеждой. Сейчас мы будем оказывать помощь кинематографистам, которые потерпели бедствие в Благовещенске.

Очень большое внимание уделяется медицинскому обслуживанию. Совместно с Союзом кинематографистов мы оплачиваем дорогостоящие операции своим сотрудникам. К большому сожалению, как бы мы ни старались, не всегда удается спасти дорогих нам людей...

В этом смысле 2013 год для Госфильмофонда был тяжелым, потому что в одночасье ушли три наших ведущих специалиста высочайшего класса, на которых равнялись коллеги в мировом профессиональном сообществе. Владимир Юрьевич Дмитриев, Валерий Иванович Босенко, Евгений Михайлович Барыкин – это невосполнимая потеря. Мы были готовы заплатить любые деньги и лечить их в любой стране мира, если бы это помогло. Огромная благодарность Союзу кинематографистов и Никите Сергеевичу Михалкову за помощь, которая, насколько возможно, продлила жизнь нашим коллегам. К сожалению, спасти их не удалось...

Теперь очень сложно найти им замену. Мы пригласили в итоге Петра Багрова, киноведа, историка кино и активно работаем с другими кандидатами. Мы выправим в итоге ситуацию, но потери эти все равно невосполнимо велики. 

- В этом году у вас появились проекты, поддерживающие российское кино, но напрямую с ним не связанные. 

- Да, мы начали выпускать журнал «Лавры кино» и готовы реанимировать журнал «Советский экран», сейчас с Союзом кинематографистов по этому поводу ведутся переговоры. 

– Каким вы видите будущее Фонда? 

– У нас есть ряд вопросов, которые служат предметом дискуссий и которые мы должны решать в ближайшем будущем. Важная задача – популяризация коллекции Госфильмофонда и пропаганда российского кинематографа. Мы планируем перевести материалы на цифровые носители и построить для них специальные фильмохранилища, ведь условия хранения для кинопленки и цифровых носителей разные. Мы наконец выходим на международный уровень. У нас открыты представительства во Франции, Италии, Сербии, Австрии. Мы расширяемся, скоро планируем открыть представительство в Германии. Все с целью популяризации и пропаганды российского кино. 

– А нужно ли переводить архивные материалы на цифровой носитель? 

– Нужно. Но все?-таки это не основная цель Госфильмофонда. Человечество не придумало материала для хранения лучше, чем бумага и кинопленка. Время доказало их надежность. Мы будем придерживаться этой традиции, на «цифру» переводить будем для интернета, телевидения, чтобы показывать фильмы в любой точке мира. Часть кинофонда мы уже перевели. 

– Вы начали новое фестивальное движение… 

– В этом году мы впервые провели фестиваль в Ницце совместно с французской Синематекой и мэрией Ниццы. Мероприятие прошло успешно, поэтому планируем сделать фестиваль ежегодным, у нас уже есть предварительные договоренности. На фестивале в Ницце я понял, что наш кинематограф востребован. Зал на 2500 мест был заполнен. Стояли очереди.

В ноябре мы открываем кинофестиваль в Марселе. Это тоже впервые. В силу тяжелого финансового положения марсельский Театр Турски, который раньше занимался российскими ретроспективами, стал недееспособен. Чтобы не потерять площадку и продвигать наше кино дальше, Госфильмофонд принял решение продолжить показы. В декабре наши фильмы поехали в Вену. А вообще международных проектов очень много. Мы рассматриваем проект премьер в Восточной Европе, Америке, Англии. Почему я говорю про архивное кино - «премьера»? Потому что для Восточной Европы, Америки, Англии фильмы 1930–1950?-х годов – это действительно премьеры. В те времена они не имели возможности видеть наши фильмы. Мы покажем, как развивалось советское кино, что смотрели советские зрители. Проект очень привлекателен.

 – Почему Госфильмофонд так заинтересовал Европу? 

– Скорее всего, Госфильмофонд нужен европейскому зрителю для расширения кругозора. Я всегда говорил, что советское кино было лучшим в мире. Никто не оспаривает достижения Голливуда, но задачи были совершенно разными. Советское кино делалось для воспитания народа, для формирования нравственных ценностей. А Голливуд и остальной западный кинематограф решали и продолжают решать другую задачу – как извлечь прибыль. Советские фильмы по художественному достоинству намного выше западных. А вот из современного кино выделить ничего не могу. Как говорил Калашников: «Я первым пожму руку тому, кто создаст что?-то лучшее, чем мой автомат. Жаль, но пока пожать руку некому». Кинематограф, конечно, развивается, и будут новые Сергеи Бондарчуки, новые Никиты Михалковы. Но пока, к сожалению, их нет. Правда, ситуация изменилась в положительную сторону с приходом нового министра культуры. Уверен, что наше кино возродится. 

– Недавно вас наградили почетным званием в Локарно? 

– В рамках 66-?го Международного кинофестиваля в Локарно мы сделали минипрезентацию Госфильмофонда. Наше мероприятие очень понравилось зрителям, о чем свидетельствуют многочисленные отзывы в прессе. Мне, как руководителю Госфильмофонда, был вручен приз независимой прессы. Это большая честь для меня, коллектива Госфильмофонда и нашей страны в целом. За рубежом мы представляем не только Фонд, но и Россию. К счастью, нам есть что показать. Мы очень надеемся продолжить работу в Локарно, уже были проведены встречи с мэром города, наметились планы дружеских отношений. Делаем многое для поднятия имиджа нашей страны.

Но, к слову сказать, больше всего я горжусь национальной наградой в области литературы и искусства. Получил не только я, но и еще два наших сотрудника. Это говорит о том, что деятельностью Госфильмофонда интересуется государство. Для меня эта премия самая важная, потому что она родная. Я очень люблю свою страну и своих соотечественников! 

– Ваши любимые фильмы? 

– «Оливер Кромвель», «Поднятая целина», «Тихий Дон», французский фильм «Кто есть кто». С восхищением смотрю картину Бертолуччи «Двадцатый век» – это настоящий киношедевр. Пересматривал неоднократно «Унесенные ветром» и «Пусть говорят». Когда на душе печально, тревожно, я всегда обращаюсь к этим двум лентам. 

– Молодой специалист, который хочет прийти к вам работать, должен иметь специальное образование? 

– Да. Мы очень тесно сотрудничаем с Ростовским колледжем кино, с Иркутским колледжем кино. И вообще, стараемся привлечь молодежь к тому, что делаем. 

– Как идет работа по присоединению к фонду других коллекций? 

– Сейчас Госфильмофонд является самым крупным правообладателем в мире. Авторские и смежные права киностудий Российской Федерации в составе Советского Союза (их было 28) принадлежат Госфильмофонду, т. е. государству, за исключением студии «Мосфильм», Центральной студии документальных фильмов (у которой мы выкупаем права) и «Союзмультфильма».

У нас есть договоренности с дирекцией «Ленфильма» – на начальном этапе мы будем выплачивать 70% вознаграждения от авторских прав «Ленфильму» для того, чтобы восстановить эту киностудию. По законодательству вознаграждения от авторских прав получают режиссер, композитор и сценарист. Но мы планируем сделать большее – не оставим без внимания ни одного участника кинопроизводства. Сейчас мы готовим письмо председателю Союза Кинематографистов Никите Михалкову, чтобы нам составили список нуждающихся в помощи людей – постараемся уделить им внимание по мере возможности. 

– В «Иллюзионе» показывают зарубежную классику кино. Кому принадлежат права на показ? 

– Мы являемся членами ФИАФ, членами АСЕ – Ассоциации европейских фильмотек, по положению которых, на территории Госфильмофонда, а кинотеатр «Иллюзион» является именно такой территорией, мы имеем право показывать эти картины без согласования авторских прав. У нас нет цели извлечь коммерческую выгоду от этих показов, у нас цель – знакомство зрителей с кинопроизведениями, которые достойны внимания.

Мы сотрудничаем с синематеками, обмениваемся фильмами, проводим совместные мероприятия. Мы не конкурируем. Кому?-то мы завидуем, кто?-то нам. Но это хорошая профессиональная зависть. Например, в Европе и во всем мире ходит такая пословица: если утеряна последняя надежда найти какой-?либо старый фильм, нужно обратиться в Госфильмофонд России. Потому что из всех синематек мира наша – самая большая. И действительно, у нас постоянно находятся фильмы, владельцы которых даже не знают, что их фильмы хранятся здесь. Последний случай: сорок фильмов, которые были утеряны в США. А у нас они в целости и сохранности, в отличном качестве. Десять фильмов мы перевели на цифровые носители. Президент России передал их в дар Библиотеке Конгресса США. Сейчас переведены и остальные тридцать, в скором времени их также вернут на родину. Такая же ситуация была с японскими фильмами, с немецкими. Мы многим помогли. 

– Питер Гринуэй планирует реставрировать свои фильмы в Госфильмофонде? 

– Да, сейчас ведутся переговоры с ним. Когда он посмотрел наши работы, то изъявил желание реставрировать свои фильмы у нас. Вы, наверное, знаете, что на последнем Венецианском кинофестивале с большим успехом был показан отреставрированный в Госфильмофонде фильм «Мой друг Иван Лапшин». Это была внеплановая реставрация. Кстати, мы восстановили четыре фильма 1940?-го года в формате 3D, о котором сейчас все так много говорят. Жаль, что многие забыли, или даже не знают, что 3D – изобретение нашей страны, «давно забытое старое». 

– Никто не верит, что это придумано в России. 

– Пусть приедут в Госфильмофонд, мы им докажем! 

 

Беседу вела Ольга Лаптева

«СК-Новости», № 12 (314), 20.12.2013


Страница сгенерирована за 0.02 секунд !
  • 29.05.

    Важно! Изменение электронного адреса Госфильмофонда России... подробнее

  • 29.05.

    Журнал «Лавры кино» празднует двухлетнюю годовщину... подробнее

  • 28.05.

    Фестиваль шведского кино в Москве: ретроспектива Роя Андерссона... подробнее

  • 27.05.

    Дни российского кино в Вене закрыл фильм «А зори здесь тихие»... подробнее

  • 26.05.

    Показ фильма «Торпедоносцы» в Лионе... подробнее

  • 26.05.

    В Каннах прошел показ картины «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен»... подробнее

Новости Кино

    Видеопортал
    ТЕЛЕКАНАЛ СОЮЗА КИНЕМАТОГРАФИСТОВ РОССИИ
    фильмофонд.рф
    СПб Филиал
    Фонд Благовест